Игра на чужом поле каменская читать

Александра Маринина — Игра на чужом поле краткое содержание

Игра на чужом поле читать онлайн бесплатно

Игра на чужом поле

За месяц до дня первого

Приступ неумолимо приближался, его симптомы Юрий Федорович почувствовал еще вчера вечером, но понадеялся на целебную силу сна. Сон, однако, не помог. На следующий день Юрий Федорович неоднократно ловил себя на мысли перевести любой разговор с учениками на тему «отцы и дети», а точнее – «мать и сын». Следующая стадия наступила после обеда, когда любое упоминание о родителях, и в особенности о матерях, вызывало у него физически ощутимое болезненное раздражение, и Марцев с трудом сдерживался, чтобы не оборвать собеседника, не нагрубить, не накричать. И вот сейчас, к концу рабочего дня, он понял, что приступа не избежать, что Юрочка «проснулся» и вот-вот заорет во всю глотку.

Марцев снял телефонную трубку.

– Галина Григорьевна, может быть, перенесем разговор на завтра? Мне нездоровится, хочу пойти отлежаться.

– Конечно, Юрий Федорович, – с готовностью отозвалась преподавательница математики. – Если уж мы с Кузьминым шесть лет не могли справиться, то один день ничего не решает. Поправляйтесь.

Да, Кузьмин – это проблема. На него жаловались все учителя. Отличник по всем предметам, Вадик Кузьмин никогда не давал повода исключить себя из школы за неуспеваемость. Но во всем остальном, от поведения на уроках до дерзких и грубых выходок дома, он проявлял себя отменным подонком, ни разу, впрочем, не переступив ту черту, за которой автоматически следовали следствие и суд. Оскорбление и клевета, как известно, дела частного обвинения и возбуждаются судом по жалобе потерпевшего. Где ж это видано, чтобы школьные учителя судились с семиклассником? Да и ответственность за эти преступления законом предусмотрена только с восемнадцати лет. «Завтра, – подумал Марцев, нервно застегивая плащ, – все проблемы будем решать завтра. Сегодня самое главное – Юрочка. Покормить, перепеленать, уложить, усыпить. Только бы до беды не дошло!»

Юрий Федорович Марцев был болен давно и неизлечимо. Правда, знал об этом только он один. Ну, может, еще два-три человека, но их мнение Марцева не интересовало. Для всех он был уважаемым завучем английской спецшколы, преподавателем английской и американской литературы. Для своей жены Юрий Федорович был весьма неплохим мужем, для дочери – «педагогически правильным», хотя и несколько старомодным отцом. А для мамы он был Юрочкой, Юрасиком, Юшкой, любимым и доведенным до отчаяния этой неистовой любовью единственным сыночком.

Марцев поехал на квартиру, которую снимал тайком от домашних за довольно умеренную цену: квартира была крошечной, давно не ремонтированной, почти без мебели, да и находилась на окраине Города. Иногда Юрий Федорович приводил сюда женщин, но в основном это убежище предназначалось для лечения, которое в последнее время требовалось ему все чаще.

Войдя в прихожую, он торопливо разделся. Руки дрожали так, что Марцев не смог даже повесить плащ на вешалку и в раздражении швырнул его на стул. Юрочка настойчиво рвался наружу, его переполняла ненависть к матери и требовательное желание немедленно убить ее. «Сейчас, сейчас, миленький, – бормотал Юрий Федорович, – сейчас ты успокоишься, потерпи еще минутку, ну еще одну секундочку…»

Он двигался почти автоматически, доставая из тайника кассету, вставляя ее в видеоплейер и подвигая кресло поближе к телевизору.

При первых же знакомых кадрах стало как будто немного легче, но Марцев заметил, что музыка, раньше действовавшая безотказно, в этот момент подействовала слабее. Он даже испугался, что лекарство утратило силу, однако через несколько минут все стало как прежде. На экране возникло прекрасное лицо матери, каким оно было тридцать пять лет назад, когда Марцеву было всего восемь. Мать ходила по комнате, расставляла чашки, наливала чай, потом протянула руку и взяла Юрочкин школьный дневник. Марцев себя на экране не видел, но знал, что сидит за столом напротив матери и с ужасом ждет, когда она откроет страницу дневника с длиннющим, красными чернилами, посланием от учительницы. Вот мама читает его, брови хмурятся, губы презрительно кривятся, лицо делается ледяным. На столе между чайником и хлебницей лежит большой столовый нож. «Я ненавижу ее! Я ее боюсь и ненавижу! Сейчас я ее убью!» Юрочка вырвался наружу, Марцев больше его не удерживал, завороженно следя за тем, как это маленькое чудовище утоляет свою жажду. Ребенок ластится к матери, просит у нее прощения и обещает «больше так не делать». Лицо матери смягчается, она готова простить ненаглядное чадо и не замечает нож, спрятанный у него за спиной.

Во весь экран – красивая длинная шея, сверкающее лезвие ножа и кровь. Много крови. Очень много… Все. Наступил катарсис. Марцев отчетливо помнил ощущение теплой крови, потоком хлынувшей по его руке. Это ощущение возвращалось каждый раз, когда он смотрел фильм, и окончательно убеждало Юрочку, что он наконец сделал ЭТО. После этого малолетний убийца сворачивался в уютный клубочек и мирно засыпал до следующего раза.

Марцев обессиленно откинулся на спинку кресла. На этот раз он, кажется, справился. Но чувство освобождения было сегодня не таким, как раньше. Юрочка, кажется, не уснул, как обычно, а лишь задремал. Марцев подумал, что периоды между приступами стали постепенно сокращаться. Раньше Юрочка просыпался один раз в два-три года, потом – раз в год, а между предыдущим приступом и сегодняшним прошло всего четыре месяца. Болезнь прогрессирует, Марцев это понимал. Что ж, решил он, значит, нужно новое лекарство. И он знал, каким оно должно быть. Завтра же он этим займется.

Дни первый и второй

«Я – моральный урод, лишенный нормальных человеческих чувств», – обреченно думала Настя Каменская, добросовестно вышагивая по терренкуру предписанные врачом километры. Впервые в жизни она оказалась в санатории и решила поправить здоровье «по полной программе», тем более что условия в «Долине» были более чем роскошные.

Конечно, она никогда бы не попала в этот престижный санаторий, если бы организовывала свой отпуск самостоятельно. В лучшем случае ей, работавшей в Московском уголовном розыске, предложили бы путевку в ведомственный санаторий без бассейна и с периодическим отключением горячей воды.

Читайте так же:  Как приготовить блины за 5 минут

Равнодушная к природе, Настя проводила отпуска дома, в Москве, занимаясь переводами с английского или французского. Это позволяло, с одной стороны, несколько поправить материальное положение, а с другой – поддерживать знание языков. В этом году отпуск у нее был по графику в августе, но начальник отдела Виктор Алексеевич Гордеев, любовно прозванный подчиненными Колобком, попросил Настю поменяться с сотрудником, у которого скоропостижно умерла жена.

– Ты же знаешь, Анастасия, ему нужен отпуск, когда у дочки школьные каникулы. А тебе без разницы – август или октябрь, ты все равно в Москве сидишь. Слушай-ка, а хочешь, я тебя в хороший санаторий устрою?

– Хочу, – неожиданно для самой себя сказала Настя. Неполадок со здоровьем у нее был целый букет, но она никогда ими всерьез не занималась.

Тесть Гордеева профессор Воронцов руководил крупным кардиологическим центром, и с его помощью Виктор Алексеевич отправил Настю в «Долину». Это действительно очень хороший санаторий, в былые времена числившийся за Четвертым управлением Минздрава и по совершенно непонятным причинам не пришедший в упадок в эпоху реформ. Стоимость путевки, однако же, была такова, что перед Настей встали новые проблемы. Заткнуть брешь в бюджете можно было, если взяться за перевод и как следует поработать во время отпуска. Но для этого нужно везти с собой словари и портативную пишущую машинку, а кроме того, иметь возможность получить одноместный номер. Даже при минимуме вещей сумка со словарями и машинкой весит столько, что Насте гарантирован отпуск в горизонтальном положении: после неудачного падения в гололед она совсем не могла поднимать тяжести без того, чтобы потом не мучиться болями в спине.

– Не кисни, Анастасия, – подмигнул Колобок, когда она поделилась с ним своими сомнениями. – Сейчас позвоним начальнику отдела уголовного розыска и попросим его организовать все в лучшем виде.

Виктор Алексеевич полистал справочник и принялся накручивать телефонный диск.

– Сергей Михайлович? Приветствую, Гордеев из Москвы. Не забыл меня еще?

Настя не особенно надеялась на помощь местной милиции, понимая, что подобные просьбы всегда обременительны и отрывают от дела.

Она внимательно наблюдала за начальником, пытаясь по интонации и выражению лица угадать реплики невидимого Сергея Михайловича.

– …Едет к вам в «Долину» спину подлечить. Тяжести поднимать не может, надо помочь.

( – О чем речь, сделаем.)

– И еще, Сергей Михайлович, надо бы одноместный номер устроить. Наш товарищ поработать хочет.

Александра Маринина

Вас мучают какие-то тайные желания? Надежно законспирированная «фирма» поможет вам. Все, что угодно, – от растления малолетних до убийства. Дела «фирмы» процветают, а вычислить преступников практически невозможно: они не оставляют улик, дисциплинированны, редко собираются вместе. Анастасии Каменской «повезло» – она попала в сферу внимания группировки. Чтобы изобличить «фирмачей», ей приходится вести тонкую и опасную игру и даже – могла ли она когда-либо представить такое?! – воспользоваться помощью крупного мафиози, истинного хозяина Города…

Уж лучше Макбейн, чем моральное уродство!

Одни из моих любимых детективов, когда главный герой-сыщик должен адаптироваться на "чужой территории", благодаря дополнительному аспекту незнания уже давно сформированных тут отношений и связей, и неимению поддержки извне, разгадывание загадок становится наиболее кропотливым, с возможными ложными ходами и дополнительными ролевыми играми.

Любовь к таким ситуациям у меня осталась от моей личной жизни. Мой отец был военнослужащим и мы часто переезжали с места на место, мне, ребенку, приходилось со стрессом менять школы как перчатки и постоянно "внедряться" в атмосферу нового класс и отношений между одноклассниками. Конечно, меня это как личность закаляло. До сих пор люблю смотреть фильмы и сериалы, когда главный герой приезжает в новое окружение. Не говоря о популярных в конце девяностых "Ментовские войны", "Чужой район", я с удовольствием смотрел, например, и "Женского доктора".

Вот и здесь Настю Каменскую отправляют в небольшой городок в Санаторий подлечиться, она хотела отдохнуть, заработать денежку за выполнение перевода детектива Эда Макбейна. Эх, люблю Макбейна! Хорошо, чертяка, пишет! Потому верю, что Насте процесс перевода нравился вдвойне, ведь его детективные романы всегда интересны. Но с самого начала что-то пошло не так. К тихой и невзрачной Насте постепенно пытаются приклеиваться какие-то мужчины, а еще история с ее соседкой тоже едва не выбила Настю из колеи. Но дальше началось невообразимое, все прямо как в "Чужом районе", где Насте предстоит необычный выбор из двух зол.

Да, сюжет я отчетливо помнил из соответствующей экранизации, но книга почти всегда лучше, так что получил удовольствие. Что только постоянно возмущало и обращало на себя внимание, то некоторые мысли Насти, не относящиеся к общему, а только к ее личному делу:

«Я – моральный урод, лишенный нормальных человеческих чувств»
«Я – моральный урод, я – чудовище, мне чужды нормальные человеческие чувства»
«Мерзость какая, – у меня нет даже сострадания к старости. Нет, определенно во мне гнездится какой-то моральный дефект»
«Я – моральный урод, почему я не могу расслабиться и получить удовольствие от ухаживаний красивого талантливого мужчины?»
«Задачка простенькая, а эмоций – ноль. Наверное, я просто моральный урод»
«Вот так все живут и работают, работают, работают. Я даже не предполагаю в людях никаких человеческих чувств, будто они автоматы какие-то. И умрут все потихоньку, один за одним, как сломаются. И я сломаюсь, если буду и дальше вести себя как робот. Боже, о чем я думаю! Ну точно, моральная уродина»

Кто рассуждает о себе аналогичным образом — выходи! Шучу! Нет, ну, хотелось бы как-то не только самоедства, тем более такого едкого. Надо же и работать над собой, если ты видишь раздражение от своих поступков. Нет, она работает, конечно, но мы не видим других реплик, подтверждающих успехи. В такие секунды так и хочется сказать Насте: "Уймись и замолчи, сядь лучше и переводи дальше своего Макбейна!"

Игра "Собери всех", Книга №16, Дуэль, читаю с devga , спасибо за предложение и компанию!

Уж лучше Макбейн, чем моральное уродство!

Одни из моих любимых детективов, когда главный герой-сыщик должен адаптироваться на "чужой территории", благодаря дополнительному аспекту незнания уже давно сформированных тут отношений и связей, и неимению поддержки извне, разгадывание загадок становится наиболее кропотливым, с возможными ложными ходами и дополнительными ролевыми играми.

Любовь к таким ситуациям у меня осталась от моей личной жизни. Мой отец был военнослужащим и мы часто переезжали с места на место, мне, ребенку, приходилось со стрессом менять школы как перчатки и постоянно "внедряться" в атмосферу нового класс и отношений между одноклассниками. Конечно, меня это как личность закаляло. До сих пор люблю смотреть фильмы и сериалы, когда главный герой приезжает в новое окружение. Не говоря о популярных в конце девяностых "Ментовские войны", "Чужой район", я с удовольствием смотрел, например, и "Женского доктора".

Читайте так же:  Икра мойвы с копченым лососем фото

Вот и здесь Настю Каменскую отправляют в небольшой городок в Санаторий подлечиться, она хотела отдохнуть, заработать денежку за выполнение перевода детектива Эда Макбейна. Эх, люблю Макбейна! Хорошо, чертяка, пишет! Потому верю, что Насте процесс перевода нравился вдвойне, ведь его детективные романы всегда интересны. Но с самого начала что-то пошло не так. К тихой и невзрачной Насте постепенно пытаются приклеиваться какие-то мужчины, а еще история с ее соседкой тоже едва не выбила Настю из колеи. Но дальше началось невообразимое, все прямо как в "Чужом районе", где Насте предстоит необычный выбор из двух зол.

Да, сюжет я отчетливо помнил из соответствующей экранизации, но книга почти всегда лучше, так что получил удовольствие. Что только постоянно возмущало и обращало на себя внимание, то некоторые мысли Насти, не относящиеся к общему, а только к ее личному делу:

«Я – моральный урод, лишенный нормальных человеческих чувств»
«Я – моральный урод, я – чудовище, мне чужды нормальные человеческие чувства»
«Мерзость какая, – у меня нет даже сострадания к старости. Нет, определенно во мне гнездится какой-то моральный дефект»
«Я – моральный урод, почему я не могу расслабиться и получить удовольствие от ухаживаний красивого талантливого мужчины?»
«Задачка простенькая, а эмоций – ноль. Наверное, я просто моральный урод»
«Вот так все живут и работают, работают, работают. Я даже не предполагаю в людях никаких человеческих чувств, будто они автоматы какие-то. И умрут все потихоньку, один за одним, как сломаются. И я сломаюсь, если буду и дальше вести себя как робот. Боже, о чем я думаю! Ну точно, моральная уродина»

Кто рассуждает о себе аналогичным образом — выходи! Шучу! Нет, ну, хотелось бы как-то не только самоедства, тем более такого едкого. Надо же и работать над собой, если ты видишь раздражение от своих поступков. Нет, она работает, конечно, но мы не видим других реплик, подтверждающих успехи. В такие секунды так и хочется сказать Насте: "Уймись и замолчи, сядь лучше и переводи дальше своего Макбейна!"

Игра "Собери всех", Книга №16, Дуэль, читаю с devga , спасибо за предложение и компанию!

Книга стала настоящим отдохновением от тяжело давшейся мне книги Льва Толстого.)) Прочиталась почти за вечер. Просто отдых для ума и сердца. В хорошем смысле слова. Книжка действительно интересная, качественный детектив. Зачитывалась заполночь и только необходимость всё-таки лечь спать заставила отложить книгу. Восьмерку поставила, скорей, для разбега, так как, можно сказать, с Марининой я только начинаю знакомиться, потому что прочитанные пару лет назад 1-2 романа, вырванные из середины цикла о Каменской, можно не считать. Детектив своеобразно закрученный, мне показалось, что была небольшая неувязка с сюжетом, если я чего-то не упустила. Но это не критично.) Ну и главный злодей просчитался сразу. Спасибо моей врожденной подозрительности.)) Главная героиня — очень симпатичный мне персонаж. И её моральные терзания, хотя и были довольно навязчивые, но всё равно добавляют ей плюсы. С удовольствием вернусь к продолжению, благо в списке моего учебного чтения есть еще несколько марининских романов. А еще выписала себе из книги двух заинтересовавших авторов — Макбейна и Армстронг. =)

Детектив прочитан в рамках игр Бесконечное приключение, Книжное путешествие, Наперегонки со временем, а также в дуэли с russischergeist в игре Собери их всех!

Продолжая перечитывать книги Александры Марининой, отмечаю довольно навязчивую мысль, проводимую в них — обиду. Обиду на мужской шовинизм. Уж как хороша девушка Настя Каменская — и умна, и профессиональна, и образованна. А мужчины упорно не желают признавать за ней этих качеств. Вот чисто женские — обаяние, красоту, сексапильность, фигурку, мордашку — и примут, и восхитятся, и должное отдадут. А все остальное — "не бабское дело" И если все-таки пытаться, то это и будет игра на чужом поле. Не знаю, может быть такова и есть специфика милицейской работы, или это все же субъективный авторский взгляд?

Что же касается самой детективной интриги, то за прошедшие 20 лет тему использования девушек легкого поведения как "мясо" для разнообразных психопатов обыгрывали неоднократно. Недавно прочитанный Вердон тому подтверждение. Но вновь, как и в предыдущей книге нет логического объяснения, как Анастасия пришла к окончательному выводу . Слова "Он играл талантливо, но не гениально" — помилуйте, разве это аргумент для вычисления убийцы? С каких это пор майор милиции стал абсолютным авторитетом в определении гениальности? Да и существуют ли таковые?

Прочитано в рамках игры "Назад, в прошлое"

Неприметная, с лицом на котором можно нарисовать абсолютно любой женский образ, с интеллектом в глазах, самодостаточная, умеющая наблюдать и анализировать, любящая кофе, сигареты и мартини, не любящая активный отдых, не играющая роль кого-то, а предпочитающая быть просто собой – вот такая она – Каменская Настасья Павловна.

Город, где «правит» бал Денисов Эдуард Петрович. И в этом тихом, уютном Городе начинает происходить что-то не совсем понятное. А Настасья Павловна по настоянию своего непосредственного начальника Колобка отправляется именно в этот Город полечить больную спину в санатории. Не афишируя свою профессию Каменская тихо мирно занимается литературными переводами. Как говориться и никого ведь не трогает… Да не тут-то было…
Ситуация складывается так, что даже обида на местных сотрудников правоохранительных органов не помешает начать Каменской обдумывать сложившуюся ситуацию. А ведь подсознание сигналы то давало Настасье Павловне, а она просто не прислушивалась к этим звоночкам…

Что ж, вот и продолжение рассказа про Настю Каменскую.
На этот раз дело происходит в некоем Городе, в санаторий которого отдыхать и подлечиться приезжает наша героиня. И надо же так случиться, что доблестная милиция, несмотря на телефонную просьбу Колобка, не встретила на вокзале красу-девицу, не сопроводила ее в "Долину" и даже не удосужилась отследить наличие одноместного номера для нее. Ну да, "баба — не человек". Вообщем то, Настя справилась сама со всеми этими трудностями, но обиду затаила.
Была в Городе Мафия — именно так, с большой буквы "М". Твердой рукой управлялся Город. Имя чудодея — Эдуард Петрович Денисов. И появились в санатории некие странные типы — то ли кино снимали, то ли смотрины устраивали, только вот беспокоило это Хозяина. Велел он своему человечку присмотреться повнимательнее. А человечка раз — и убили(((( Он второго отправил туда же. Долгих четыре месяца "во все глаза" смотрел электрик Женька и вроде бы начал что то замечать, как тут "бах" и появилась в санатории Настя. Странная, загадочная, на серую мышку похожая. Вроде бы в ГУВД работает, да никто толком про нее ничего не знает. Стали к ней кавалеры подкатывать, а она отшивает всех. Вежливо, но твердо.
Ну а когда убийство произошло, решила Настасья помочь местным коллегам. Но не тут то было — послали ее коллеги. Пренебрегли.
Только Хозяин Города решил использовать аналитический склад ума Каменской дабы расправиться с внезапно объявившимися конкурентами. И у него, представьте, получилось))))

Читайте так же:  Как вкусно приготовить капусту брокколи на гарнир

Прочитано в рамках игры "Собери их всех"

Она всегда говорила, что способности восприятия у человека во много раз превышают его возможности переработать воспринятую информацию. Мимо сознания ничто не проходит: ни случайно увиденное лицо, ни давным-давно услышанное слово, ни чувство страха, возникшее совсем неуместно и неизвестно отчего. Все фиксируется в мозгу и оседает, надо только твердо в это верить, а главное – уметь достать с нужной полочки по первому требованию.И никогда мозг здорового человека случайных сигналов не посылает, всегда за таким сигналом стоит что-то вполне конкретное. Надо только уметь понять что.

Человечество делится на Мужчин и Женщин. Эта банальная истина, вместо того чтобы просто констатировать биологический факт, постепенно превратилась в правило, в руководство к действию, ориентируясь на которое человечество стало выстраивать свой шаткий социум. По мере того как продвигалось «строительство», правило было несколько расширено. Так, наряду с основными категориями Мужчин и Женщин появились дополнительные, так сказать, факультативные категории Женоподобных Мужчин и Мужеподобных Женщин. Факультативные категории рассматриваются как нонсенс, достойный занесения в Красную книгу. Руководствуясь основным правилом, мудрое человечество стало придумывать разные по степени сложности игры: отдельно для мужчин, отдельно для женщин, отдельно для смешанных команд. И так увлеклось процессом социально-половой сегрегации, что не заметило, как границы, которые вначале были какимито невзаправдашними и тоже являлись больше ритуалом, частью игры, вдруг из игрушечных превратились в самые что ни на есть настоящие, железобетонные, пробить которые не в состоянии ни самый передовой ум, ни самое совершенное оружие. Белошвейкой должна быть женщина. Заниматься раскрытием преступлений – мужчина. И все. И хоть тресни. Любопытно, что закройщиком и модельером мужчина вполне может быть. Ив Сен-Лоран, Вячеслав Зайцев, а также знаменитый дизайнер женских причесок Видал Сассун – тому подтверждение. И не менее любопытно, что расследованием преступлений тоже может заниматься женщина. Женщин-следователей едва ли не больше, чем следователей-мужчин. Но уголовный розыск – епархия мужская, и не моги на нее посягать, глупая баба. Ибо что традиционно считалось работой розыска? Личный сыск, засады, погони, перестрелки, задержания и прочие погремушки, которыми тешила себя мальчишеская романтика. Этими погремушками потрясали художественные и публицистические произведения, а также изустно передающиеся баллады и сказания. Почему-то никто не любил говорить о том, что раскрытие преступлений – работа умственная, негромкая, невидная. Что, прежде чем идти демонстрировать чудеса личного сыска, нужно не один час просидеть за столом, сосредоточенно перебирая в памяти места, адреса, биографии, клички, приметы внешности, особенности речи и поведения, и только потом идти туда, не знаю куда, и искать того, не знаю кого. Что, прежде чем мчаться на трех машинах с мигалками задерживать вооруженного бандита при помощи стволов и накачанной мускулатуры, нужно долго и кропотливо собирать информацию, отслеживая все передвижения вышеозначенного бандита и составляя, подобно синоптикам, прогнозы его перемещений на завтра. Опять же интересно заметить, что в игры играют только люди. Жизнь – она от этих глупостей далека и движется по своим собственным законам; к слову заметим, не придуманным, как правила в играх, а совершенно объективным. Это объективное движение жизни, в которую вплетается и преступность, настоятельно требует от людей, чтобы они руководствовались не своими игрушечными правилами, а нормальными законами объективной реальности. И если для раскрытия преступлений нужно заниматься анализом информации, ее сбором и обдумыванием, ее проверкой и систематизацией, то и давайте этим заниматься. И не надо валить в одну кучу аналитическую работу со всеми разновидностями розыскного дела. Каждый должен заниматься тем, что у него лучше всего получается, а не тем, что ему Главное Правило велит. Умеешь хорошо стрелять и быстро бегать – задерживай преступников. Умеешь понять чужую душу и найти к ней ключ – занимайся допросами. Умеешь работать с информацией – работай, не для одного себя, для общего дела, для каждого из своих коллег старайся. И не должно быть никакой разницы, с какой буковки начинается название твоего пола, с «м» или «ж».

Ревность слепа, милый друг, она не верит очевидному и выдумывает несуществующее.

Скачать книгу

О книге "Игра на чужом поле"

Вас мучают какие-то тайные желания? Надежно законспирированная «фирма» поможет вам. Все, что угодно, – от растления малолетних до убийства. Дела «фирмы» процветают, а вычислить преступников практически невозможно: они не оставляют улик, дисциплинированны, редко собираются вместе. Анастасии Каменской «повезло» – она попала в сферу внимания группировки. Чтобы изобличить «фирмачей», ей приходится вести тонкую и опасную игру и даже – могла ли она когда-либо представить такое?! – воспользоваться помощью крупного мафиози, истинного хозяина Города…

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Игра на чужом поле" Маринина Александра Борисовна бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

Мнение читателей

В этом романе много смертей и даже жизнь Анастасии Каменской находится под угрозой — приходится переживать и за нее и за других персонажей, которые очень хорошо раскрыты автором.

Но та отказывается, не считая женщину толковым помощником

Книга интересная, практически как любой детектив, вышедший из-под пера Марининой.

Как и все романы Александры Марининой, эта книга написана хорошим языком и до самого конца не позволяет догадаться, кто же преступник

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector